Архив рубрики: книгоиздатели

Русский книгоиздатель И. Н. Кнебель

В ряду важнейших представителей отечественного книжного дела, сыгравших значительную роль в истории русской художественной культуры начала 20-го века, почетное место занимает И. Н. Кнебель (1854 – 1926).
Его издательская и книготорговая деятельность значительно подняли общий уровень издания и распространения литературы по изобразительному искусству, детских книг и пособий для наглядного обучения. За тридцать лет плодотворной деятельности Кнебель выпустил около 700 изданий, многие из которых сохранили историко-культурную, научную и художественно-эстетическую ценность до наших дней.

Уроженец галицийского городка Бучача, Кнебель с 13 лет жил в Вене, где закончил гимназию, а затем – филологический факультет университета и академию коммерческих наук. Еще со студенческой скамьи он мечтал о работе, связанной с книжным делом. В 1880 году Кнебель покинул Австро-Венгрию и переехал в Москву, где ему было предложено место в книготорговой и издательской фирме «И. Дейбнер». Спустя два года Кнебель совместно со своим другом П. Гросманом открыли книжный магазин и библиотеку для чтения, а с 1890 года, после смерти своего компаньона, стал их единоличным владельцем.

index

К издательской деятельности Кнебель впервые обратился несколько лет спустя. В 1895 – 1897 годах им был выпущен ряд произведений научно-популярной и художественной литературы. Однако основным направлением деятельности издателя, наиболее отвечавшим его интересам и идейно-эстетическим взглядам, стали выпуск и распространение изданий по изобразительному искусству, пособий для наглядного обучения и детских книг.

Пропагандируя лозунг прогрессивной педагогики «Искусство в школу», Кнебель стал инициатором изданий таких замечательных школьных пособий, как «Картины по русской истории», «Города России», «Картины по географии России». К их подготовке издатель привлекал талантливых живописцев и графиков Серова, Васнецова, С. Иванова, Кустодиева, Юона и других.

Издательство Кнебеля сыграло важную роль в становлении новой художественно-иллюстрированной детской книги. Многие из оформленных им детских книг, вошедших в «Подарочную серию», по праву заняли место в золотом фонде отечественного книжного искусства.

http://findcopy.ru/check/36065/6e76nvg7qsxs7riq

 

Биографические подробности из жизни Михаила Сабашникова

Я уже писал о Михаиле Сабашникове, известном издателе конца века 19-го и начала века 20-го. Ниже публикуется статья «Кто Вы, Михаил Сабашников?» Эта статья как бы продолжение предыдущей.

 

indexЖизнь невероятнее вымыслов. Тяжким ударом была трагическая гибель в 1909 году Сергея Сабашникова, младшего из братьев, составлявшего радость и гордость семьи, которая всегда считала, что именно Сергей Васильевич умел всех ярче и значительнее воплощать в дело фамильные представления о долге и обязанностях человека. В память о нем издательство до конца дней называлось издательством Михаила и Сергея Сабашниковых, чьи имена на книжной марке обозначались одной буквой.

 

Во время октябрьских дней в Москве семнадцатого года дом Сабашниковых оказался в районе боев. Пули впивались в подоконники. Пламя охватывало здание. Сгорели контора издательства, склад и библиотека, собиравшаяся с времен Кяхты. Удалось вынести из пожарища только издательские рукописи. Часть книг, находившихся в типографии, удалось спасти – продавая их Михаил Сабашников мог продолжить издательское дело, рассчитываясь с авторами и полиграфистами. К житейским злоключениям Просветитель относился стоически. Близко знавшие Сабашникова отмечали – вдохновение его состоит в том, что за каждой значительной книгой он видит сюиту еще не напечатанных.

 

В сорок первом году – прямое попадание немецкой бомбы в квартиру Сабашниковых в Лужниках. Издатель Михаил Сабашников был тяжело ранен и засыпан рухнувшей стеной. Его, заживо погребенного, откопали, и несколько месяцев жил он в условиях фронтового города. 12 февраля 1943 года Сабашников окончил дни свои.

 

Еще в 20-х годах Михаил взялся за написание воспоминаний. Неторопливо, страница за страницей, воссоздавал он былое – множество лиц и судеб стояло перед его глазами. Ничего не хотелось упустить. Эта книга родилась не вдруг. Автор успел сделать лишь черновые наброски. Рукопись бережно хранилась в семье Нины Артюховой, дочери Сабашникова.

Кто Вы, Михаил Сабашников?

Трудно представить себе наш мир без мира книг в любом их исполнении. Чтобы умножить и возвеличить книжный мир живут и работают люди. Из прошлого можно назвать такие фигуры, как Николай Новиков, Александр Смирдин, Иван Сытин, Михаил Сабашников, Флорентий Павленков. Это дружина духовных богатырей, чьим победоносным оружием была книга, причем хорошего качества. Своим книготворчеством они прочно встали в ряд с другими выдающимися творцами культуры.

 

Михаил Сабашников родился в 1871-м году, а его брат Сергей – в 1873. Как вспоминал Михаил Сабашников, они росли, окруженные людьми, весьма ценившими образование, искренне преданными делу народного просвещения, хлопотавшими о нем и придававшими воспитанию и обучению ребят самое серьезное значение. В автобиографии Михаил Сабашников с гордостью перечисляет домашних учителей, составлявших цвет тогдашней Белокаменной. Среди них – Николай Васильевич Сперанский, знаток народного образования и прекрасный воспитатель, Грузинский, ученик Буслаева и бессменный председатель Общества любителей русской словесности, Н. Тихонравов, образцовый издатель древних письменных памятников и академик. Тихонравов редактировал Полное собрание сочинений Гоголя и на своем примере учил братьев научной редакции текстов. После смерти Тихонравова Сабашниковы купили его библиотеку и архив, а затем бесплатно передали их в Румянцевский музей.

 

Вспоминая тех, с кем ему в молодые годы приходилось общаться и действовать, Михаил Сабашников подчеркивал, что все это были люди недюжинные, с повышенными умственными запросами, впечатлительные и отзывчивые. Весьма характерной фигурой в кругу Сабашниковых был Вячеслав Якушкин. В его кабинете висел портрет Гарибальди, хранились письма декабристов.

 

Можно выделить периоды в жизни издательства. Первый – естественнонаучный, олицетворяемый тимирязевской «Жизнью растений» и учебником ботаники. Затем – гуманитарный, связанный с «Памятниками мировой литературы», «Пушкинской библиотекой». Потом наступило время научных серий, «Строений вещества», «Трудов Психиатрической клиники МГУ». Самая последняя пора – «Записи прошлого», серия, которую мы все поныне любим и высоко ценим.

 

Емкий каталог издательства Сабашниковых и кооперативного издательства «Север», непосредственного восприемника и продолжателя, охватывает время с 1891 по 1934 годы. За четыре десятилетия и возникла украшающая теперь наши полки библиотека Сабашниковых, основу которой составили серийные издания. Перечислю их:

«Серия учебников по биологии» (1898 – 1919),

«Первое знакомство с природой» (1909 – 1913),

«История» (1912 – 1927),

«Памятники мировой литературы» (1913 – 1925),

«Страны, века и народы» (1913 – 1924),

«Русские Пропилеи. Материалы по истории русской мысли и литературы» (1915 – 1919),

«Пушкинская библиотека» (1917 – 1922),

«Ломоносовская библиотека» (1919 – 1926),

«Богатства России. Издание Комиссии по изучению естественных производительных сил России» (1920 – 1929),

«Исторические портреты» (1921),

«Записи прошлого» (1925 – 1934).

Как значится по каталогу, свыше 230 названий появилось на свет вне серий, составив также обширное и по-своему последовательное собрание. Тут и «Политика» Аристотеля, и статьи Белинского, и «Грибоедовская Москва» Гершензона. Все эти книги вызывают повышенный интерес.

 

Особенность издательской деятельности Михаила Сабашникова историки усматривают в проповеди научных знаний, в обращении к биологии и физике, во внимании к точным наукам, в распространении дарвинизма, в обнародовании для широкого читательского круга того, что составляло производственную мощь страны. Обращает внимание, когда листаешь каталог, стремление выбирать лучшее из культур и наук.

 

Мы продолжим серию статей о Михаиле Сабашникове. Человек посвятил себя издательскому делу и заслуживает нашего внимания. Когда я беру в руки изданные им книги, то душа наполняется каким-то торжественным величием.