Олдос Хаксли. Желтый Кром. Роман

Автор: , 07 Фев 2015

Литературная судьба была к Олдос Хаксли неблагосклонна. Но не сам ли он искушал судьбу? В 20-е годы 20 века Олдос Хаксли считался признаным властителем дум, его романы «Желтый Кром», «Шутовской хоровод», «Контрапункт» имели шумный успех. А началось все с «Желтого Крома», остроумной и на первый взгляд безмятежной книги.

indexГости, собравшиеся в загородной усадьбе Кром, и их гостеприимные хозяева ничем серьезным не заняты. Они ведут нескончаемые беседы, флиртуют, завтракают, посещают церковную службу и сельскую ярмарку – вот и все, что происходит в романе. Повествовательная ткань поначалу кажется непрочной, чередование эпизодов – случайным. Однако не будем торопиться с выводами. Лучше присмотримся к главному герою книги.

Это юный литератор Дэнис Стоун, он и сам пишет роман. Но не успел Дэнис упомянуть об этом, как его скептический собеседник Скоуган с пугающей точностью изложил задуманный сюжет: молодого героя подавляет меланхолия, на своих плечах он несет всю тяжесть вселенной. Потом возникает тонкая любовная интрига, и наконец, мы расстаемся с героем, уходящим в сияющее будущее».

Перед нами не что иное, как модель романа воспитания, составляющего едва ли не сердцевину классического европейского художественного сознания 19-го века. Кажется, ясно, от каких именно образцов отталкивается Хаксли, но странное дело: с треском изгнанный в дверь, осмеянный жанр благополучно влезает в окно и прочно цементирует грозящее развалиться здание «Крома». Роман начинается с приезда Дэниса в усадьбу и кончается его отъездом.

В Кроме происходит первое серьезное столкновение героя с реальностью. Его глубокая меланхолия вызвана не только печальным исходом «тонкой любовной интриги», но и своеобразным метафизическим потрясением, которое испытывает он, увидев альбоме карикатур свое собственное, убийственно похожее изображение.

Роман «Желтый Кром» не производит гнетущего впечатления. Это книга веселая и живая. Чудовищ рождает нравственный сон инвалида – в этом убеждает сам строй романа. Он заставляет почувствовать, что если бы герою удалось найти путь к людям, — фантасмагория шутовской буффонады рассеялась бы, как наваждение. Мы извлекаем из романа уроки, которые автор давать не собирался.

About the author

Комментарии

Ваш отзыв