Михаил Жаров о своей библиотеке

Автор: , 05 Май 2014

Известный артист Михаил Жаров имел очень привлекательную домашнюю библиотеку. Многие его друзья пользовались книгами, которые хранились в ней. Все книги были дороги Михаилу Жарову, но и были наиболее памятные. В свое время журналист задал несколько вопросов известному артисту.

 

- В вашей обширной домашней библиотеке немало книг с дарственными надписями.

 

images- Мне посчастливилось дружить со многими писателями: А. Толстым, Б. Лавреневым, И. Эренбургом, Н. Погодиным, В. Катаевым, К. Паустовским и другими. Храню их книги, прекрасные письма. Надписи разные: дружеские, серьезные, смешные. Всеволод Вишневский преподнес мне «Оптимистическую трагедию». Это память об исполнении роли матроса Алексея в первой постановке «Оптимистической трагедии» в Камерном театре. В 1943 году в кинофильме «Во имя Родины» (экранизация пьесы Симонова «Русские люди») я сыграл роль Глобы. Константин Симонов, замечательной души человек, мой большой друг, на этой книге сделал мне теплую надпись. Другой автограф – на экземпляре пьесы «Так и будет», Симонов написал: «Привет тебе, Миша, фронтовой причем».

 

С книгами у меня связано много воспоминаний. Одно из них относится к талантливому режиссеру и сценаристу Траубергу. У него – выдающаяся библиотека приключенческой литературы. Он сумел собрать удивительную по полноте коллекцию – от дешевых бульварных выпусков о похождениях Ната Пинкертона и Ника Картера до солидных многотомных изданий. Причем на разных языках. Однажды я с большим трудом раздобыл все выпуски лубочного романа «Разбойник Чуркин» Эти книги зачитывались до дыр и поэтому стали редкостью. Похвалился находкой. Леонид Захарович сначала иронически улыбнулся, а затем серьезно сказал: «Молодец. У тебя есть нюх. В каждом, даже в самом плохом детективе имеется крупица талантливой выдумки». Приятно вспомнить, что для меня он сделал исключение: давал читать книги из своей библиотеки.

 

Я собираю миниатюрные издания. Они дороги мне, как произведения добрых и талантливых людей: наборщиков, печатников, переплетчиков. У меня есть издания, которые можно читать только с лупой.

 

Всем, что я достиг как актер и человек, я обязан величайшему творению ума и рук человеческих – книге.

About the author

Комментарии

Ваш отзыв