Загадка «Ревизора»

Автор: , 15 Апр 2013

Классическая литература отличается от обычной тем, что живет веками, а ее герои всегда рядом с нами. Вот вспомним комедию Гоголя «Ревизор», которую знает каждый читатель нашей страны. Мало того, все мы писали сочинения школьные о героях этой пьесы.

Прежде – о замысле комедии и явлении ее в мир. Сюжет, великодушно уступленный Пушкиным, взят был из жизни. Происшествие с мнимыми ревизорами не только не были редкостью в тогдашней России, но отразились неоднократно в литературе.

Почему же не обошелся Гоголь без пушкинской подсказки? Просьба о сюжете в известном его письме в Михайловское, выполнена была, очевидно, по возвращении Пушкина в столицу. Можно представить, с каким блеском рассказал он «русской чисто анекдот». Счастливая для русской литературы встреча состоялась не ранее 23 октября 1835 года, а уже в начале декабря комедия была написана.

«Ревизор» явил пораженным современникам комедию, которая совершенно непонятным образом несла в себе драму, даже – трагедию.

defaultОтвет на вопрос о едва ли не самой загадочной особенности комедии – в уникальности ее композиции. Еще Белинский, заметив, что «комическое одушевление» побеждается в «Ревизоре» глубоким чувством грусти, интуитивно определил внутреннее движение, блистательно сформулированное более чем через полустолетие Немировичем-Данченко: в определенный момент «комедия быстро, неуклонно и с изумительной правдивостью начинает вздыматься до трагических высот».

Законы драматургии требуют смены ритма, темпа, характера – это безошибочно реализовано в «Ревизоре» не только на уровне сцен и явлений, но и в общем построении комедии: узловые, кульминационные события приходятся на нечетные акты, в четных же – напряжение спадает. Апогей комического – общая сцена в третьем действии. Ослепление многоопытного, «трех губернаторов обманувшего» Городничего невероятно: ведь Хлестаков здесь не только уморительно смешон – он и тени сомнений, кажется, не оставляет относительно своего ничтожества. И от ослепления – путь к горькому «чему смеетесь? – над собой смеетесь», прошедший через два последних акта комедии.

А теперь самое время возвратиться к дополнениям, внесенным Гоголем в четвертое действие. Открывалось оно первоначально спокойным монологом Хлестакова – «Мне нравится здешний городок». Теперь же это сцена совещания чиновников. Уже ремарки выразительны: чиновники «входят осторожно, почти на цыпочках», «вся сцена происходит вполголоса». По ситуации это вполне объяснимо: так же вполголоса завершался третий акт, но то был конец действия, а это – начало. Как выразительно это совещание «в полном параде и мундирах». Несомненно, смех зрителей приобретает здесь иной оттенок.

Необычный финал раздвигает границы сценического искусства: ведь в немой сцене отсутствуют душа и тело театра – слово и движение. Гоголь сравнивал финальную сцену с «живыми картинками», причем авторское требование длительности ее кажется невероятным и для сегодняшнего театра (почти три минуты).

Сам Гоголь не дал смыслового истолкования немой сцены, хотя придавал ей особое значение. Что же до многочисленных попыток разгадать гоголевский замысел – каждая из них, увы, бледнее и прямолинейнее самой заключительной сцены.

Происходящее в «Ревизоре» как будто бы вполне реально, и в то же время отсвет некой невероятности, миражности, окрашивает не только природу, но и внутреннее движение пьесы.

Гротеск в «Ревизоре» конечно же в бессмысленности ничтожных жизненных целей и устремлений персонажей – и финал здесь истинно ставит точку.

About the author

Комментарии

Один отзыв на Загадка «Ревизора»”

  1. «Ревизор» о надежде людей скрыть преступление. Неважно, какого оно уровня. Весь современный кинематограф с его детективами рассказывает, что людям проще убить, чем рассказать о своей ошибке и попросить прощения.

Ваш отзыв